senat_perm (senat_perm) wrote,
senat_perm
senat_perm

Category:

Камский флот, рассвет и гибель. О туризме в Прикамье

До сих пор основные турпотоки минуют Пермь, заработавшую прочный статус у туроператоров "там нечего смотреть". Множество круизных теплоходов разворачиваются у Елабуги. С кораблей, доходящих до пермских разрушенных причалов, большинство туристов садятся в автобусы и едут в пещеру Кунгура. Поток с востока (из Ебурга) также идет только в Кунгур и Белогорье, иногда в Хохловку, минуя Пермь.

В нашей туристской программе для Перми и Края "Следуй за Белым кроликом" есть положение о создании уникальных туристических предложений с брендами федерального уровня.
Такими могли бы стать государственно-частные музеи на тему Волго-камского торгового пути (история речного пароходства) и Транссиба (история великой железной дороги).
Особое положение Перми у ворот Транссиба и в начале Волго-камского пути позволяет объединить великие дороги и музеи буквально в одной точке - на площади у Речного вокзала (Музея PERMM). В этом - уникальное географическое преимущество города.
Туристы круизных теплоходов попадают прямо с причала в мощный информационный портал: современное искусство, краевой музей, история Транссиба (на Перми I), история Пароходства на Волжско-камском речном бассейне (музей-теплоход у причала Речного). Множество списанных теплоходов гниют сейчас на Каме. Один из них вполне можно было бы восстановить и использовать как музей у причалов.

Немного о речном флоте. Камский флот пережил 2 рассвета в начале XX века и в 50-х годах и два погрома-апокалипсиса в 1919 году и в начале 1990-х, когда новенькие Метеоры отправлялись на распил в металлолом. Тут есть о чем рассказать и показать в экспозициях.
Смотрите уцелевшие материалы из погибших небольших музеев Камского флота и читайте описание Камского апокалипсиса 1919 г.


Это был целый мир на огромных российских реках с легендарными капитанами, гонками знаменитых пароходов, лихими богачами-купцами и многими безвестными персонажами ушедшей эпохи.
Чуть-чуть мы знаем этот мир по фильму "Жестокий романс". Остались только мифы и фотографии.


 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Фотграфии из клуба юных моряков "Румб" (Пермь, Водники), репродукция В.Мельник

ПОГРОМ ФЛОТА НА РЕКЕ ЧУСОВОЙ

Вообще, вся навигационная работа 1919 г. проходила в обстановке военного времени. Вспыхнувшая в самом же начале навигации небывалая по своим размерам гражданская война охватила пожаром Волгу, Каму и Белую. Перерыв Волги у Царицына отрезал низовый плес с огромными запасами соли, рыбы и др. товаров, причем близость военных операций не дала возможности вывезти эти товары и по железным дорогам. Весь коммерческий флот астраханского района был взят в распоряжение военного ведомства, суда на Каме и Белой были захвачены Колчаком.

Особенно тяжело отразились на волжском флоте и судоходстве военные действия на реке Каме, которая всю первую половину навигации находилась в руках белых и по уходе их представлялаиз себя о дно сплошное кладбище судоходства. „На протяжении нескольких верст, — говорится в изданных саратовским райкомводом в 1923 г. „Кратких очерках из истории союза рабочих водного транспорта" о взятии красными войсками г. Перми,—по реке плыли горелые суда, кругом стоял дым и мертвая тишина почти пустого города. Лучший камский флот - в количестве 120 паровых и непаровых единиц—был согнан Колчаком в реку Чусовую , там же белые выпустили до 200 тыс. пуд. керосина из Нобелевских резервуаров, подожгли этот керосин, и огненной стихией флот был уничтожен до основания" В том же издании командированный на Каму следом за отступавшими белогвардейскими войсками уполномоченный Совнаркома и Главода тов. В. М. Зайцев добавляет к этому следующее: „Трудно описать картину погибшего речного флота. Река Кама была превращена в какую-то смертоносную водную ленту, начиненную всюду минами, перерезанную поперек цепными и бревенчатыми заграждениями, причинявшими движущимся судам (красной флотилии) в лучшем случае поломку, в худшем—гибель с массой человеческих жертв. На протяжении от устья Камы до Усолья включительно сгорело: 61 пароход, 43 баржи и 10 дебаркадеров; утонуло: 10 пароходов, 9 баржей, 4 дебаркадера; выброшено на берег и посажено на мель: 13 пароходов, 60 баржей и 17 дебаркадеров.

В одной только Перми уничтожено огнем 22 пассажирских и 81 буксирных пароходов, 5 дебаркадеров и 38 баржей". Еще более подробно рисует т. Зайцев картину гибели камского флота в своем отчетном докладе Главоду, откуда мы возьмем несколько наиболее ярких и характерных цитат:

« Неприветливо встретила меня р. Кама... Уже недалеко от ее устья встретились остовы (погибших) судов "... а „по мере моего продвижения по освобожденному району приходилось прямо ужасаться... пошли везде и всюду стали попадаться остовы сгоревших судов, как паровых, так и непаровых единиц советсткого флота. Не было расстояния, хотя бы через 50-верстный пробег, без этих печальных фактов: то там, то здесь вырисовывались следы судов» или до днища сгоревших, или переломанных и обсушенных глубоко в бичевнике". Еще хуже было в Перми: „Что пришлось увидеть, превзошло всякие предположения. Всюду, насколь хватило поле зрения, виднелись остовы догоравших и плавающих судов. Ужасная огненная вакханалия витала, видимо, здесь широко. То тут, то там из воды торчали головни от полузатонувших днищ барж, пристаней и подчалков. Описать все, что открылось пред глазами, нет никакой возможности, — это было что-то невероятное". По пути к реке Чусовой, где было главное место разгрома флота, „немного выше (пермских) пристаней стоял поперек реки сильно изуродованный пассажирский пароход «Григорий» о-ва «Камво», а затем уже, начиная от него, через самый малый интервал, потянулся почти сплошной вереницей длинный ряд обгорелых и топлых судов. Некоторые еще догорали, и тлели обуглившиеся их части, а теплоход «Москвич» пылал пламенем, благодаря запасу в его цистернах натурала. Пройдя от него немного, у лугового берега, близ р. Гайвы , я увидел группу пароходов всех типов в количестве 7 штук, наплывших один на другой; некоторые из них были в затопи, оставшиеся же на плаву имели самый удручающий вид: обгорелые корпуса были смяты, с разного рода прогибами и выпучинами, палуба провалена, если была, конечно, железная, трубы, перегорев, сложились в какую-то гармонию или, согнувшись, находились в горизонтальном направлении; арки, кронштейны, флортимберсы торчали, как у скелета ребра; в довершение всего эта груда тел красавцев-судов была в самом хаотическом беспорядке сбита в кучу, не поддающуюся разборке - где нос и куда ушла корма какого-либо парохода. Таково было начало. Когда мы дошли до устья р. Чусовой, то тут было что-то невероятно ужасное.

Кругом в кучи сбитые пароходы то справа, то слева торчали своими как бы взывающими о помощи гаванями и изуродованными корпусами до неузнаваемости. Таковых кучек в 5—9 пароходов было несколько; после пошли одиночки, и так до самой пристани Левшино. Весь фарватер р. Чусовой представлял собою какой-то музей старых, ломанных, исковерканных железных изделий. Дать о каждом судне отдельную характеристику невозможно, ибо это была сплошная груда железа и ничто иное. В некоторых местах, первоначально думаешь, 2—3 судна, станешь же рассматривать более тщательнее -оказывается 7—8. Одни наплыли на других, утопив их, так что весь корпус почти скрыт, за исключением еле заметной или высоко видимо загнутой кормы или носа; то, наоборот, все на поверхности воды, но так переплелись своими искаженными огнем корпусами, что положительно теряешься дать отчет, сколько тут пароходов. Всюду, куда ни взглянешь , видишь или весь корпус судна, сильно пострадавший, или едва заметную трубу с частью штурвальной рубки, выставляющиеся от затонувшего судна, или же поле гвоздей, словно на гигантской бороне, в днище сгоревшей дотла баржи. Параллельно с сим весь берег усеян грудами пепла, угля и головней, продолжающих еще куриться, - это целый ряд береговых сооружений: склады, лабазы, амбары и хибары служащих стали жертвою огня... По всей длине этой части р. Чусовой стлался едкий, густой дым от горящих еще корпусов барж и зданий береговых сооружений ". На судах, более сохранившихся по внешнему виду, такое же разр ушение было внутри: „Все было загрязнено, поломано, стекла перебиты, вырван линолеум, порвана вся проводка освещения и звонков. Арматура машин и котлов, а равно электрические бра, тюльпаны и плафоны, вырваны и унесены, зеркала и мебель расхищены... Всего на районе Пермь — Левшино погибло от огня пассажирских пароходов 22, буксирных 31, дебаркадеров 5 и баржей 38 ".

Еще на эту тему можно почитать здесь: http://senat-perm.livejournal.com/294549.html (о войне Красной и Белой флотилий)
Tags: история, пермский край, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments